Klara Miano (klaracat) wrote,
Klara Miano
klaracat

Действительно, на кой черт РПЦ история нашего народа? Все под бульдозер!

Originally posted by blackpost at Действительно, на кой черт РПЦ история нашего народа? Все под бульдозер!
Оригинал взят у druid1974 в Рпц или история предков?
 






  Когда нельзя, но хочется
Археологический памятник как автопарковка
Автомобильную парковку собираются сделать на археологическом памятнике федерального значения. Археологи отмечают: в Прикамье страдает треть памятников; на важной земле незаконно строят дома, добывают песок, сваливают мусор. Но чтобы парковку… На памятнике уже похозяйничали «КамАЗы» и экскаватор.


Гляденовское костище (жертвенное место) находится в Пермском районе, на границе Култаевского и Савинского поселений. Оно принадлежит к гляденовcкой культуре II в. до н. э. – III в. н. э., признано крупнейшим древним святилищем Евразии, аналогов ему в мире нет, внесено в каталоги ЮНЕСКО.

В XVI веке костище разрушили православные миссионеры, а эту территорию запустили.

В конце XIX века археологи обнаружили следы священного места. С тех пор здесь и ведутся раскопки.

НЕЛЬЗЯ, НО ХОЧЕТСЯ

Костище находилось на горе. Поэтому, во-первых, здесь много грунта. А во-вторых – просто места красивые. По этим двум причинам древний памятник привлекает внимание не только учёных с лопатами.

Ещё в начале 1980-х годов здесь, на самом верху горы, незаконно вырыли яму (карьер) и стали добывать землю. Тогда разрушение памятника удалось остановить.

Несколько лет назад на эти места появились виды у храма в посёлке Нижние Муллы. Для православных это тоже важное место. Один из родников нижней части горы носит имя Трифона Вятского и считается священным.

«Избушка, где бьёт источник, покосилась и вот-вот свалится, – говорит помощник старосты храма Сергей Земский. – Часовня, которая тоже там находится, разрушена». Всё это, по мнению Сергея Земского, надо благоустроить. А место, где тридцать лет назад незаконно вырыли яму, должно, считают православные верующие, стать парковкой для автомобилей: «Чтобы можно было оставлять машины перед тем, как спуститься к источнику». Почему именно там? По словам Земского, потому что остальные земли вокруг – частные. Вопрос о том, что парковка разместится на месте древнего святилища, представителя церкви не беспокоит. Это же не частная земля. Странная позиция для церкви, которая обычно крайне трепетно относится к сохранности собственных святынь.

«Там можно сделать культурную парковку, – соглашается заместитель главы администрации Култаевского сельского поселения Людмила Пермякова. – Храм обратился к нам с просьбой предоставить ему этот участок».

Некоторое время назад поселковые власти дали православным так называемую выкопировку заветной территории. Весной с этим документом Сергей Земский пошёл в администрацию уже Пермского района, в отдел землеустройства.

Там, как и просил помощник старосты, ему выделили землю в аренду. Как в районной администрации умудрились отдать не свои земли, да ещё и территорию памятника – отдельный вопрос. Сейчас, чтобы завершить процедуру выделения, Земский должен получить документ на землю, а потом обойти пороги разных организаций: «Должен получить согласования. Надо идти к лесникам, в комиссию по охране памятников, в администрации, чтобы все были в курсе дела».

«Бюрократические препоны», как выразился помощник старосты.

БЕСХОЗНЫЕ «КАМАЗЫ»

Меж тем дело не в препонах, считают археологи. «Никто бы такое разрешение в здравом уме не дал, – отмечает научный сотрудник Камской археологической экспедиции ПГУ Михаил Перескоков. – Потому что это памятник археологии федерального значения! Представьте, у египетских пирамид начали бы экскаватором мусор вывозить. Это же не нормально!»

Понятно одно: ни у Нижне-Муллинского храма, ну у кого-то другого разрешения на какие-либо работы (даже на банальную уборку мусора) на Гляденовском костище нет.

Это «ПН» подтвердили в Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия, с которой должны согласовывать всё происходящее на территории памятников.

Несмотря на отсутствие разрешения, работы начались. В обязанности Михаила Перескокова входит в том числе мониторинг археологических памятников: Михаил обходит их и смотрит, в каком состоянии они находятся. Так получилось, что во второй половине июля научный сотрудник Камской экспедиции оказался как раз на Гляденовском костище. «В карьере стоял экскаватор, который грузил грунт в «КамАЗы», – вспоминает Михаил. – Было видно, что до этого они выровняли себе заезд в карьер. Яму углубили где-то на пару метров. Как-то не походило это на вывоз мусора, хотя бы потому, что там не было столько мусора, чтобы его вывозить «КамАЗами» несколько дней». То, что злоумышленники рыли яму именно столько времени, археолог не сомневается: больно уж она глубокая. Перескоков обратился в инспекцию по охране объектов культурного наследия, та ведёт проверку.

Когда корреспонденты «ПН» приехали к этому карьеру, ни техники, ни рабочих там не было. На земляном отвале – следы от зубов ковша экскаватора. На ровной поверхности карьера – следы шин и гусениц.

Может, это место и избавляли от свалки: на земле кое-где лежат полиэтиленовые пакеты, пластмассовые крышки. Может, и нет. Михаил Перескоков предполагает, что кто-то продолжил разрабатывать карьер. Как бы то ни было, ясно, что кому-то очень хотелось докопаться до этого места, настолько, что его не остановило отсутствие разрешения на работы.

НИЧЕГО СТРАШНОГО НЕ ПРОИЗОШЛО?

И заместитель главы Култаевской администрации Людмила Пермякова, и помощник старосты Нижне-Муллинского храма Сергей Земский отрицают, что причастны к произошедшему. При этом они будто сожалеют, что преобразования не были доведены до конца.

– Там населением создалась несанкционированная свалка, – говорит Любовь Пермякова. – Её же как-то ликвидировать надо!

– Как давно велись работы? – уточняю.

– Они там и не велись. Они начались и сразу закончились. Потому что прибежали те, которые инспекторы, и сказали: «Нельзя». Я говорю, ну да, а свалка – это можно? Ну, нельзя так нельзя. Пусть мусор складывают.

Сергей Земский тоже обеспокоен случившимся:

– Говорят, кто-то залез туда (в карьер – ред.).

– А кто залез-то? – спрашиваю.

– Ну, кто-то…

– То есть не вы?

– Нет, конечно. Я с лопатой туда полезу, что ли? Для того, чтобы что-то делать, нам нужны спонсоры, а все потенциальные спонсоры спрашивают, какое мы имеем отношение к этому участку. И в том-то и дело, что пока никакого.

Что «кто-то залез», Сергей Земский видел и сам: «Я заехал туда, вижу – там стоит экскаватор. Подошёл к сторожам, спросил, откуда они. Они говорят: мы не знаем, нам сказали посторожить. И всё». Никуда жаловаться не стал, говорит Земский, потому что, опять же, формально никакого отношения к этому участку не имеет.

«В принципе, ничего плохого не произошло, – считает помощник старосты. – Всё равно надо было убрать мусор. А костище – оно находится не там, а совсем в другом месте». Хотя археологи говорят, что как раз на том самом.

Занятно, что и представители администрации, и представители РПЦ были в курсе происходящего. Знали о работах, Сергей Земский был там. Но вот ничего не знают при этом. Как будто не экскаваторы, а призраки.

Уточним: мы не знаем, кто хозяйничал на памятнике. Но кто бы это ни был, он не имел на это права.

P.S.

Государственная инспекция по охране объектов культурного наследия уточняет масштаб ущерба. Уже сейчас понятно, что пострадала часть культурного слоя (часть земли, где могут быть находки) и культурный ландшафт. Сергей Земский продолжает добиваться того, чтобы, как он говорит, «узаконить» владение земельным участком: ходит по кабинетам, собирает разрешения.

По словам Михаила Перескокова, на памятниках Прикамья постоянно происходят нарушения. И на примере Гляденовского костища понятно, почему. Людям кажется, что ничего плохого они не делают. То ли не знают, где именно находится важное место, то ли плюют на законы, то ли свои интересы оказываются важнее.

05.08.2011
Михаил ДАНИЛОВИЧ
http://www.permnews.ru/images2/Shapkargb.gif
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments